Мультфильмы и их влияние на психику детей

Секреты зависимости от мультфильмов


Ограничивать время просмотра мультфильмов очень трудно. По мнению психологов, существует как минимум четыре причины, из-за которых детей невозможно оторвать от экрана.

  1. «Ребенку в принципе сложно завершить какую-либо деятельность и переключиться на другую в силу возрастных особенностей», — объясняет профессор Ольга Кара­банова. По тем же причинам их не удается оторвать от игры, когда пора обедать или идти на прогулку. Если посмотреть правде в глаза, взрослые тоже иногда с трудом справляются с этой задачей и оттого ночи напролёт проводят в социальных сетях или смотрят сериалы.
  2. Мультфильмы заставляют ребенка смеяться, что запускает выработку гормонов удовольствия, и это на физиологическом уровне возвращает его к столь приятному занятию — хочется смотреть еще и еще! Важно и то, что чтобы смотреть мультики, от ребенка не требуется никаких усилий, ведь это проще, чем что-то придумывать, найти себе занятие и затеять игру. Да и безопаснее: никто не отругает за взорванную паровую машину, разбитую вазу или раскрашенные стены.
  3. Анимация близка детскому сознанию. «Для дошкольника с еще несформированной системой восприятия мира очень трудно вычленять наиболее значимое, следить одновременно за множеством действий, связей, — поясняет Ольга Карабанова. — А мультфильм вычленяет ровно то, что нужно, и подает это в красочной форме, не злоупотребляя отвлекающими потребностями. Некая схематизация, упрощение, акцент на определенных деталях вызывает симпатию ребенка и помогает ему следить за конкретным героем. Поэтому красочный, узнаваемый, но не перегруженный образ становится популярным у детей. Персонаж, с одной стороны, упрощен, а с другой — в нем подчеркнуто самое важное, он понятен. Мы, взрослые, определяем настроение собеседника или персонажа игрового кино по массе признаков — выражение глаз, мимика, поза и т. и. Ребенок не может этого делать в силу отсутствия достаточного опыта, а в анима­ции в этом нет необходимости».
  4. «Все мультфильмы вызывают регрессию, — утверждает доктор психологических наук Марк Сандомирский. — Поэтому многие из них вообще лишены слов — они там не нужны. Пятилетний ребенок возвращается в себя двухлетнего, когда не очень получалось и непривычно было пользоваться языком. Десятилетний — в себя дошкольника, взрослый — в себя ребенка. Это очень простой и доступный способ эмоцио­нальной разрядки».

Какие мультфильмы лучше — старые или новые


Научить ребёнка сопереживать и сделать ребенка лучше пытаются многие родители, а особенно бабушки, пытаются с помощью старых добрых советских мультфильмов, на которых выросли сами. Но, увы, они не находят должного отклика у современных детей. Это обидно, ведь несмотря на то, что изменились реалии, вечные ценности — дружба, верность, любовь, о которых были эти старые мультики — актуальны всегда.

Причину такой нелюбви Марк Сандомирский видит в том, что советские мультики создавались исключительно с воспитательной целью. Отрицательный герой не слушается, ведет себя не так, как следует, хотя его предупреждают, и в конце концов попадает в беду. Тут же добрые, великодушные, правильные герои протягивают ему руку помощи, и он исправляется. С минимальными вариациями это происходит в каждом мультфильме. То есть адресуется мультик внутреннему Родителю.

И такую анимацию детям сложнее воспринимать.

Западные же мультипликаторы — авторы «Тома и Джерри», «Утиных историй», «Чипа и Дейла» — ставили перед собой принципиально другую цель — развлекательную. Может быть, поэтому старые американские образцы еще популярны у сегодняшних малышей, в отличие  от  «нравоучительных» советских. Том и Джер­ри, дядюшка Скрудж обращались (и продолжают обращаться) к внутреннему Ребенку. И здесь логика, обязательная при воспитательном подходе, становится врагом — ведь гораздо интереснее, когда события непредсказуемы.

Наши современные мультиплика­торы прекрасно усвоили этот урок. Невозможно оторваться от экрана, когда кроха Маша вытворяет с Медведем такое, что и во сне не приснится, демонстрируя при этом чудеса ловкости, креативности и игнорируя законы природы. Вот это по-нашему, по-детски. Мало того, все шалости сходят с рук, а тарарам и какие-то другие неприятные последствия легко и незаметно улаживаются. Большой терпеливый Мишка (как и его заокеанский визави Том), который вроде бы представляет угрозу для маленькой Маши и имеет власть над ней, олицетворяет для юного зрителя взрослых, родителей. А хулиганка Маша (как и обаяшка-мышонок) — это сам ребенок, который, глядя на приключения Маши, чувствует себя, маленького, победителем, выплески­вает агрессию, переживает опыт, которого не получит в реальности.

Есть еще одна причина, почему дети с большим удовольствием смотрят современные мультики, а не старые советские. Множество постсоветских образцов сделано с использованием компьютерной графики.

А ни кукольный, ни самый изысканный рисованный мультфильм не может сравниться с ней по глубине воздействия на психику ребенка. Созданная на компьютере сложная перспектива, невероятное количество деталей, которые еще и перемеща­ются волшебным образом, поражают воображение, вводят в мир новых иллюзий. Картинка кажется соблазнительнее, насыщеннее, живее.


Какие мультфильмы хорошо влияют на психику ребёнка, а какие плохо


Самыми полезными психологи считают мультфильмы пусть и с примитивным сюжетом, но доступные и близкие детскому восприятию, в которых побеждает добро: они будят способность сочувствовать.

А вредной — анимацию, в которой муссируется тема насилия. Не нужно думать, что он все равно ничего не понимает. Звуки, выражение лиц, которые означают злость, враждебность, апеллируют к нашему инстин­ктивному. На бессознательном уровне такое поведение героев на экране если остается безнаказанным, усваивается ребенком как дозволенное.


Что они видят?


В 1,5-2 года: ребенка завораживает движение ярких пятен на экране и возможность за ними следить — примерно как за яркой игрушкой над кроваткой или на игровом коврике. Однако визуальная перегрузка, когда обилие ярких образов слепляется в общий визуальный ком, может работать практически как гипноз.

В 3-5 лет: по ярким деталям ребенок идентифицирует персонаж, следит за его действиями, а иногда повторяет их!

В 6-7 лет: ребенок уже может наблюдать за действиями персонажей, которые становятся формой выражения и развития их отношений между собой. Ему интересны коллизии и неожиданные повороты в развитии историй. Он сам уже знает, что такое хорошо и что такое плохо, может оценивать персонажей, сочувствовать им.

Источник: журнал «Здоровье» январь — февраль 2017.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *